НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

 ПРЕСС-ЦЕНТР НГПУ

НГПУ в публикациях

Страница: (Предыдущий)  1 ...  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200 ...6077   (Дальше)

«Решёток у нас нет»: история учителя Данилко, который ведет уроки в школе за колючей проволокой

16 мая 2019
«Решёток у нас нет»: история учителя Данилко, который ведет уроки в школе за колючей проволокой
Интернет издание "НГС. НОВОСТИ"

Вечерняя школа № 8, где работает лучший учитель Новосибирска и области Иван Данилко, окружена толстыми заборами с шипами и строгой охраной. Но внутри здания нет такого контроля, как на территории, — здесь даже забываешь, что находишься в женской исправительной колонии № 9 на Гусинобродском шоссе. И ученицы, когда начинается урок истории 27-летнего преподавателя, похожи не на взрослых серьёзных преступниц, а скорее на старшеклассниц, обожающих молодого и симпатичного учителя. Корреспонденты НГС побывали в классе у Ивана Данилко — он рассказал о мифах вокруг таких школ и труднейшем дне в жизни, а также о предстоящем конкурсе, на котором он попробует стать лучшим учителем России.

Одиннадцатый класс готовится к ЕГЭ — ученицы в тёмно-зелёной форме корпят над заданием, в котором нужно сопоставить текст и картинки, поэтому на столах разложены портреты Ивана Грозного, Сталина и Ермака и краткие описания событий. Шептаться и совещаться с подругой по парте не следует, но что взять с девушек — они тихо обсуждают, верный ли сделали выбор. Когда срок выполнения задания выходит, 27-летний учитель истории и обществознания Иван Данилко проверяет работу и хвалит каждую ученицу — всё сделано правильно.

— Мы любим историю, Иван Александрович! — чересчур восторженно признаётся одна из учениц.

Кажется, она говорит это не только в присутствии журналистов, а действительно любит эти уроки. Ей уже 54, она начала учиться в исправительной колонии, в которую попала за создание ОПГ и распространение наркотиков. Через две недели у неё, как и у других 43 выпускниц, будет последний звонок — они нарядятся в белые фартуки и будут петь песни, как это происходит во всех обычных школах. По правилам, если заключённая не получила образование на свободе, она может учиться в колонии — не только работать на производстве.

Иван Данилко попал в вечернюю школу ИК-9 в сентябре 2013 года — когда ещё был 21-летним студентом 5-го курса Новосибирского педагогического университета. И стал самым юным учителем за всю историю учебного учреждения — до этого рекорд по молодости ставил 30-летний преподаватель биологии, который отработал здесь в итоге 40 лет.

«Я попробовал устроиться в самую обычную школу, пришёл в одну, в другую. В первой мне сказали: "Перезвоним", — до сих пор перезванивают. В другой сказали напрямую: "У вас нет диплома, годик доучитесь, приходите". А в вечернюю школу — тут как раз стечение обстоятельств, наверное, в этот период как раз была смена кадров большая.

Сложно было переступить порог в первый раз, когда я пришёл <…> на первый урок. Естественно, все знали, что придёт учитель истории — молодой и так далее, в 11-й класс. Их тогда было очень много, человек 50, и пришли, наверное, все, кто мог прийти на этот первый урок, — да-да, очень хотели учиться!

И тогда, наверное, был самый трудный момент в моей жизни — с точки зрения педагогической деятельности точно — переступить порог того класса. Я его переступил, и больше таких трудностей не возникало», — рассказывает Иван Данилко.

В его семье много педагогов, дед Ивана Дмитрий Данилко тоже преподавал историю, прежде чем стать директором школы № 75 в Октябрьском районе. Иван полюбил историю с детства — даже ездил на археологические раскопки, в том числе в его родном Здвинском районе Новосибирской области. При этом он не мечтал стать преподавателем и не был уверен в выборе профессии вплоть до того, как стал работать. А в октябре 2018 года его признали лучшим учителем Октябрьского района, в марте 2019-го — лучшим во всём Новосибирске, а в конце апреля он взял главный приз «Учителя года – 2019» Новосибирской области. За победу в региональном конкурсе ему должны дать 200 тысяч рублей и возможность участвовать во всероссийском этапе — он пройдёт осенью в Грозном.

«Уже есть как минимум три предложения — стать замдиректора двух гимназий, одного лицея. Но моя принципиальная позиция — что на российский конкурс я должен поехать учителем вечерней школы № 8.

Когда я победил в Октябрьском районе и шёл на городской конкурс, один из вопросов был ко всем участникам, не только ко мне: "Почему вы пришли на этот конкурс?". И я перед собой видел две цели. Первая была моя личная цель — профессиональный рост, а вторая цель была — изменить отношение общественности и структур образования к таким школам, которые находятся в условиях исправительных учреждений.

Считают, что в вечерней школе качество образования низкое и что здесь трудно показать высокие результаты, но, кто бы что ни говорил, ЕГЭ, по-моему, — один из наиболее честных показателей. Тем более что сейчас видеонаблюдение, куча металлоискателей и так далее при входе в пункт проведения экзамена. У нас тем более ещё проще — мобильных телефонов у нас точно нет, интернета тоже нет, списать неоткуда.

Поэтому когда наши ученики получают 90 баллов на ЕГЭ — для нас это очень высокий показатель. В общем, и победой на конкурсе я хотя бы часть этих сомнений (в качестве образования. — Прим. ред.) устранил», — размышляет Данилко.

Вторая часть его сегодняшнего урока — работа за компьютером, нужно пройти задания ЕГЭ онлайн. Руководство заблокировало практически все сайты, кроме поисковых и учебных, но даже там, бывает, выскакивают кричащие баннеры и спам.

— Иван Александрович, а что, правда Пугачёва умерла?! (В классе поднимается шум.)

— Нет, конечно. И вы же прекрасно знаете, что у нас сейчас появился закон о фейковых новостях.

Историк старается беседовать с ученицами на темы за рамками школьной программы — они рассуждают и о новых законах, и о правах человека.

«Может быть, после освобождения они когда-то вспомнят этот пример, который я им приводил, [и он поможет] сделать выбор. В этом я часть своей работы вижу — здесь и сейчас показать, что они ещё могут делать эти ошибки, а потом эти ошибки опять никто не простит.

Бывало, конечно, когда ходили в школу только потому, что заставляли. Я помню одну из учениц, она освобождается условно-досрочно, и я говорю ей: "Ты сейчас освободишься, какой тебе аттестат? Какая школа? Приедешь домой, всё забудешь!". Она говорит: "Нет, пойду!". И всё, забыли об этом. И когда она освободилась, действительно через 3 недели пришёл запрос из школы, в которую она пришла учиться: "Подтвердите, что такая-то у вас училась". И потом я её встречаю через 2 года, она говорит: "Спасибо за то, что вы мне эти слова сказали, — я бы, может, без них бы реально не пошла в школу".

Приятно, когда люди осознают ценность [учёбы], что они какие-то положительные уроки [смогли] из всего извлечь, или как минимум больше не совершить преступления», — считает собеседник НГС.

Учитель признаётся, что поначалу друзья шутили над ним, представляя, что он преподаёт в настоящей тюрьме с камерами и надзирателями.
«Да бросьте, какие решётки, ничего такого нет. Люди не верят — как так, это же тюрьма, здесь всё должно быть в решётках. Несмотря на то что мы работаем в таких условиях — забор и колючая проволока, — можно огородиться ими и не выходить, оставаться внутри. Но мы этого не делаем — участвуем в разных городских конкурсах», — говорит Иван Данилко.

«Не без этого, определённая доля этого есть, но плюс в том, что наши ученики понимают, что это прежде всего школа и они сюда приходят учиться. (М.М.: Влюбляются в вас, наверное?) Нет, за почти уже 6 лет такого не было, но, может быть, в тайне держат!» — отвечает лучший новосибирский учитель.

Иван Данилко — чуть ли не единственный из своего университетского выпуска, кто пошёл работать по профессии. Хотя, по его словам, молодые люди всё же становятся учителями — и всё чаще. Но вряд ли причиной этому становится зарплата.

«Зарплата? Да, конечно, это больной вопрос для всех учителей. Когда у нас отчитываются и говорят, что средняя зарплата учителя составляет средний уровень зарплаты по экономике Новосибирской области, это приблизительно около 32 тысяч рублей сейчас, — есть такое, я не спорю. Только какой ценой это достигается? Это 50 часов нагрузки в неделю, это три ставки. Поэтому здесь весьма спорный вопрос, так ли хороши все методы, которыми достигаются поставленные цели. С другой стороны, мы говорим о качестве образования. Надо, наверное, быть нереальным оптимистом и говорить, что 50 часов и будет суперкачество, такого не будет никогда», — рассказывает педагог.

Кроме уроков в вечерней школе при колонии он даёт частные уроки по истории детям и подросткам, в том числе из гимназий. И один из главных вопросов, которые задают Ивану после победы, — сильно ли отличаются дети-школьники от его учениц.

«Люди не верят, когда говоришь, что наши ученики, которым по 25 лет, они себя ведут порой как самые обычные школьники. Бывают такие ситуации, когда они начинают спорить, и дисциплина на уроке как в школе в каком-нибудь 7-м классе, когда сидят 15-летние и галдят на весь класс», — улыбается он.

И это неплохо — пусть хотя бы несколько часов побудут не преступницами с длинными сроками заключения, а просто ученицами, спорящими об истории Советского Союза и готовящимися к последнему звонку.

Мария Морсина
Фото и видео Александра Ощепкова


источник >>>

Страница: (Предыдущий)  1 ...  183  184  185  186  187  188  189  190  191  192  193  194  195  196  197  198  199  200 ...6077   (Дальше)