НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

 ПРЕСС-ЦЕНТР НГПУ

НГПУ в публикациях

Страница: (Предыдущий)  1 ...  3243  3244  3245  3246  3247  3248  3249  3250  3251  3252  3253  3254  3255  3256  3257  3258  3259  3260 ...6366   (Дальше)

Цель оправдывает средства

9 октября 2015
Цель оправдывает средства
Газета "Ведомости Законодательного Собрания Новосибирской области"

Как молодому врачу совместить мечту и реальность, и чем отличается «целевой» студент от обычного бюджетника?

Родом из СССР

В Новосибирской области действует программа целевого набора студентов. В этом году по квоте в новосибирские вузы приняли 700 человек. «Как правило, самая большая доля “целевиков” от министерства образования и науки в профильных вузах — медицинском университете, агарной академии, университете путей сообщения. Доля меняется в зависимости от потребностей в специалистах, которую отслеживает курирующее министерство», — объяснила Олеся Орлова, начальник управления научно-образовательного комплекса министерства образования Новосибирской области.

Пока потребность растёт — в этом году в НГМУ набрали 247 ребят по целевому набору, это 50 % от всего набора в вуз, в НГАУ — 216 и СГУПС — 215. В НГПУ появилось 20 магистрантов, набранных по квоте, есть целевые магистранты и в НГУ.

Суть программы напоминает советскую систему «распределения»: после обучения, которое оплачивает будущий работодатель — а это может быть центральная районная или городская больница, сельская школа или частная компания-работодатель, — молодой специалист отрабатывает три года по контракту, который заключается перед началом учёбы.

Целевой набор решает множество проблем для обеих сторон — кадровый вопрос для работодателя, проблему трудоустройства, а порой и жилья для молодых выпускников. Решаются и проблемы территорий — например, сёл, где не всегда есть нужное количество врачей и учителей.

Во время учёбы ребята получают повышенную стипендию от региона — в 2015 году это 5 тысяч рублей. И цель в данном случае оправдывает средства, потраченные из бюджета.

«Целевое обучение выгодно ещё и тем, что после учёбы, возвращаясь в село, мы получаем жильё, хоть и служебное, гарантированную работу, подъёмные», — рассказывает студентка второго курса медицинского университета Ксения Бородина. Она жительница деревни Заливино Кыштовского района. О возможности поступить по целевому набору девушка узнала от ребят, которые уже так учатся. Также, по «сарафанному радио», о целевом наборе в Новосибирский государственный медицинский университет узнала и её однокурсница Дарья Рюмина — из Маслянино.

Возвращаться в село девушки планируют — в противном случае придётся вернуть всю сумму, которую будущий работодатель потратит на их обучение. Это более 500 тысяч рублей — примерно столько состоит 6 лет обучения в НГМУ.

— Также мы должны вернуть деньги, если «вылетим», — а это уже случилось с одним из наших одногруппников, тоже поступившим по целевому набору, — рассказывают девушки.


Должны быть лучше

Внимание администрации вуза сосредоточено на качестве обучения целевых специалистов. «Такие студенты есть в нашем вузе давно — примерно с 2005 года. Когда их число начало расти, мы собрали данные по успеваемости и выяснили, что процентов семьдесят из них были тогда троечниками», — рассказал о задаче, перед которой оказалось учебное заведение Константин Бакулин, проректор по воспитательной и социальной работе НГМУ.

— Если в городе молодой врач может «спрятаться» за спинами профессоров или более опытных коллег, то в районной больнице такой возможности нет. Он на передовой — перед ним боль и слёзы всех людей, которые к нему приходят за помощью. Ведь ответственность врача измеряется в жизнях людей, — говорит Бакулин.

Ректорат построил железобетонную логику решения проблемы: раз ребята учатся по направлению от работодателя и связаны с ним договорными отношениями, то работодатель уже сейчас должен знать успехи и трудности своих работников. Мне показывают специальный вкладыш в зачётки «избранных» — студентов целевого набора. Это листок контроля успеваемости. В него вносят все отметки, и ребята идут с ними к главврачам направивших их больниц и поликлиник — за подписью и печатью.

— Также мы организовывали общие встречи с «целевиками», главврачами и представителями регионального минздрава. И главврач, увидев оценки своих будущих работников, бывало, менялся в лице: «Как так? Ребята, мы же за вас ручались, и вы обещали!» — вспоминает Константин Александрович.

За несколько лет регулярного контроля ситуация изменилась. «А иногда нужно просто по-отечески поговорить — появилась девушка, учёба подзабылась… Важно напомнить о главном», — объясняет Бакулин. А главврачи отмечают: специалисты стали приходить другие — серьёзные и ответственные.

Впрочем, преподаватели более снисходительны к троечникам, и «целевиков» не выделяют — мол, студенты как студенты, не лучше и не хуже, рассказал нам доцент кафедры анатомии медуниверситета Павел Елясин.

— Вообще, троечники, бывает, становятся хорошими клиницистами, потому что учёбу часто совмещают с работой, например, на «скорой помощи». Это опыт. А отличники чаще идут в науку, остаются на кафедре, — объясняет он медовскую специфику.

Сельские студенты, конечно, отличаются по подготовке от выпускников специализированных городских классов. «Прежде всего, баллами за ЕГЭ. Такое ощущение, что их на него просто не “натаскивают”, а учат по старинке. На той же анатомии, где все в одинаковых условиях, ребята из сельской местности ничем не отличаются от городских», — отмечает преподаватель.

Кстати, именно анатомия — ночной кошмар студентов-медиков. Нужно выучить не только все части человеческого организма, но и запомнить их — чаще всего многословные — латинские названия. Это задача не из лёгких.


Сознательный выбор

Но, наверное, главное отличие «целевых» студентов — это обязательства. «Иногда приходит студент и говорит: я не вернусь. Я хочу быть нейрохирургом», — вспоминает Константин Бакулин. А на селе нужен просто хирург. Или терапевт. Убедить помогают живые примеры знаменитых коллег — практически каждый прославившийся врач начинал как сельский.

Были случаи и неожиданных последствий студенческих браков. «Приходит студент: Константин Александрович, что делать? Жена должна возвращаться в Усть-Тарку». Я говорю: поезжай. Район знаю, больница прекрасная, жильё предоставят. Где вы здесь будете жить? По двадцать тысяч отдавать за аренду квартиры? Комнату снимать? Общежитие? А миллион на каждого по программе “Земской доктор” вам тоже не лишний. И наберётесь уникального опыта — в городе такого не получите. Уехали. Очень довольны», — улыбается проректор.

Однако раньше эти обязательства были только нежеланным бременем и расплатой за «халявную возможность поступить в вуз, в который иначе не попадёшь», объясняет Павел Елясин, также наблюдающий за студентами, вернее — ещё абитуриентами, из недр приёмной комиссии. «Какое-то время назад, если студент набирал баллы, достаточные для поступления без целевого контракта, в те несколько дней до зачисления, пока это было возможно, он переводился на обычный бюджет. Сейчас такого не делают», — рассказывает Павел Александрович.

Дело в том, что если раньше районы с трудом находили студентов-контрактников и разница в баллах между общим потоком и «целевиками» была в невероятные 70 баллов в среднем, то сейчас всё иначе. На целевые места появился конкурс даже в отдалённых районах.

— У нас на Кыштовский район было пять мест и девять заявок. По баллам за ЕГЭ я могла пройти и без целевого набора — у меня было 198, а проходной — 196, — рассказывает Ксения Бородина. У Дарьи Рюминой, одногруппницы Ксении и тоже «целевой» студентки, 216 баллов ЕГЭ.

— Главное условие целевого конкурса — прозрачность. Выбирают тех студентов, у кого наивысший балл ЕГЭ, — объясняет Бакулин.

Лена ЕМЕЛЬЯНОВА
Фото Татьяны КРАВЧЕНКО

Страница: (Предыдущий)  1 ...  3243  3244  3245  3246  3247  3248  3249  3250  3251  3252  3253  3254  3255  3256  3257  3258  3259  3260 ...6366   (Дальше)