НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

 ПРЕСС-ЦЕНТР НГПУ

НГПУ в публикациях

Страница: (Предыдущий)  1 ...  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280 ...6473   (Дальше)

Почему школьные психологи не справляются со своими обязанностями?

21 ноября 2019
Почему школьные психологи не справляются со своими обязанностями?
Газета "Аргументы и Факты - Новосибирск".

В детских коллективах, главным образом подростковых, – всё больше детей с отклонениями поведения. Школьный психолог – первый, кто сталкивается с этим.

Его профессиональная задача – вовремя заметить проблему и начать работу с таким ребёнком. Но порой профессиональный уровень школьных психологов не позволяет им принимать грамотные решения. Это – опасность для всего общества. Ведь сегодняшние «проблемные» дети – будущие члены социума.

Причин тому, что детей с девиациями (нарушениями поведения) в школах становится всё больше, – множество. Это и пресловутая инклюзия, когда ребята с ментальными особенностями учатся вместе с обычными детьми. И «мода» на приёмные семьи, воспитанники которых тоже нередко отличаются по менталитету от «нормотипичных» школьников. Если раньше семьи, в которых были дети «с особенностями», жили как бы в отдельном, параллельном, мире, то теперь все миры пересекаются.
 

Нельзя сбрасывать со счетов и банальных трудных подростков, с детства пристрастившихся к алкоголю и наркотикам,и новые угрозы, которые несёт нам цифровая среда.

«Принеси-подай»…

«Мы не можем уберечь детей от внешних угроз и не можем контролировать эти угрозы. Сегодня этот постулат намного более актуален, нежели 20–30 лет
назад, – говорит кандидат психологических наук, декан факультета психологии НГПУ Ольга Андронникова. – Единственное, что мы можем сделать в этой ситуации, – научить их противостоять этим угрозам».

Но кто и как будет учить этому? Ректор Евразийского института практической психологии и психотерапии, кандидат психологических наук Марина Кокляева, ссылаясь на свой опыт работы школьным психологом, жалуется на отношение к психологам со стороны других членов педагогического коллектива: «В понимании завуча и директора школьный психолог – это «свободные руки», которые можно использовать по принципу «принеси-подай». Надо отвести детей на олимпиаду – задействуют психолога.Нужно вместе с детьми убрать территорию школы – пусть психолог присмотрит, чтобы школьники не поубивали друг друга лопатами. В конечном итоге вся работа психолога по специальности сводится к составлению отчётов. Одним словом, в школьном коллективе этому специалисту отводится формальная роль».

Очень часто это «выходит боком» и семье, и школе, и обществу. Специалист отдела полиции по делам несовершеннолетних Ленинского района Людмила Баглаева приводит примеры некомпетентности школьных психологов, которые в присутствии детей начинают ругать родителей, совершают другие профессиональные ошибки.

«Часто бывает, что простые полицейские, взаимодействующие с «трудными» детьми, в большей степени психологи, нежели профессионалы с дипломом», – говорит Людмила Баглаева.

Особое положение

Малолетние преступники – отдельный куплет в «песне» про подростковых психологов. По закону, родителям подростка, совершившего не очень тяжкое правонарушение, предлагается два вида наказания на выбор: либо заплатить штраф, либо вместе с отпрыском пройти курс психологических тренингов.

Это странно, но большинство семей предпочитают заплатить штраф, нежели «связываться» с психологом. Причина такого недоверия и даже боязни, по мнению Ольги Андронниковой, опять же в том, что профессионализм «врачевателей душ» оставляет желать много лучшего.

Педагог-психолог из Искитима Михаил Полетев поднял проблему школьных конфликтов, которые случаются довольно часто: между школьниками, между школьниками и учителями, между учителями и родителями. «Сейчас во всех школьных конфликтах психолог принимает сторону директора, потому что подчиняется непосредственно ему, – говорит Михаил Михайлович. – Из-за этого очень часто конфликты остаются неразрешёнными, правые – виноватыми и наоборот». Михаил Полетаев убеждён, что психолог в школе должен быть на таком же положении, как особист в армии – над коллективом и вне зависимости от руководства.

Сторону Михаила Полетаева принял супервизор, эксперт Росздравнадзора Игорь Лях. По его мнению, «корень зла» – принятая в школе система централизованного подчинения директору. Собственно, именно из этого вытекает не только проблема, обозначенная Полетаевым, но и то, что психолога используют как свободные руки на подхвате, а он не может сказать «нет». По мнению супервизора, школьные психологи должны относиться к иной структуре, например, быть сотрудниками консультативного центра при управлении образования.

Для того, чтобы школьные психологи стали профессионалами высокого уровня, уважаемыми и почитаемыми учителями, родителями и детьми, нужна реформа профессионального образования. «Сейчас даже профессии девиантолога в вузах нет, а девиаций – очень много», – сетует Ольга Андронникова.

Нужны опытные

Руководитель отдела психологического консультирования Пётр Павленко:

– Мы работаем в Кировском районе. Это – рабочая окраина. Психологические проблемы у подростков соответствующие: правонарушения, драки, употребление запрещённых веществ.

Мне часто приходится быть членом комиссий по делам несовершеннолетних, куда малолетние правонарушители приходят вместе с родителями. Там же присутствуют и школьные психологи, и социальные педагоги. Я всегда удивляюсь, когда вижу в этой должности вчерашних выпускников педвузов, которые пугаются, теряются, не знают, что сказать.

На мой взгляд, на такую работу надо, наоборот, назначать «матёрых» педагогов, прошедших «огонь и воду», видевших всякое, – вот они и сумеют вразумить трудных подростков. Но зарплаты у социальных педагогов и школьных психологов копеечные, поэтому опытные туда не идут. А директора школ стараются заполнить пустующую вакансию теми, кто приходит «на новенького».

Родители малолетних правонарушителей, которые порой тоже далеко не «агнцы», конечно, не впечатляются лепетом вчерашней старшеклассницы.

В конечном итоге мы вместо воспитательного воздействия получаем обратный эффект – озлобленность и неприятие. И как следствие – малолетний правонарушитель ещё более цинично нарушает
закон.

Надо донести до власти, что детский психолог – это важная и нужная профессия. Сейчас отношение в социуме к этой профессии
неправильное.

Справляться с психотравмами

Врач-психотерапевт высшей категории, ведущий научный сотрудник Новосибирского НИИ гигиены Рспотребнадзора Павел Москвитин:

– Наша задача – вырастить личность, устойчивую к социальному стрессу. Мы все постоянно живём в условиях такого стресса: не можем быть уверенными в том, что завтра не останемся без работы, что сможем исправно выплачивать ипотечный кредит, что цены на бензин, услуги ЖКХ и продукты не взлетят до небес. В 90-е годы прошлого века я работал в Кузбассе. Это очень сложный регион. Именно шахтёры Кузбасса стучали касками на Кузнецком мосту в Москве во время правления Ельцина. Уровень социального стресса там был очень высок. Да и сейчас социальное напряжение сохраняется. А ведь дети – они, как губка, впитывают все настроения и эмоции взрослых. Мы должны быть профессионалами очень высокого уровня, чтобы суметь оградить наших детей от стрессов и научить их справляться с психотравмами. Предлагаю обратиться к представителям власти, чтобы вывести на новый уровень систему подготовки психологов.

Нужна система профилактики

Главный специалист комитета опеки и попечительства мэрии Новосибирска Елена Локтева:

– У нас есть законодательные документы, которые определяют поле деятельности каждой службы, работающей с детьми. Комитет опеки и попечительства координирует работу этих служб. Считаю, что надо делать упор на систему профилактики: ведь социальные сироты – дети без попечения при живых родителях, дети с нарушениями поведения – появляются тогда, когда не сработала система профилактики. Мы сейчас создаём в городе систему медиации – как раз для решения школьных конфликтов и других споров, в которых задействованы дети. Прилагаем ряд усилий, направленных на социализацию детей, оставшихся без родителей, детей-инвалидов, подростков, совершивших правонарушения. Пожалуй, соглашусь с тем, что психологов нужно больше. Рекомендуемая нагрузка на одного психолога – 30 семей. Это – немало. Но в условиях дефицита кадров одному психологу приходится работать с гораздо большим количеством пациентов.

Миллионы невротиков

  • 8 млн чел. в России живут в состоянии хронической депрессии.
  • В Новосибирской области 22% старшеклассников признались, что испытывают хроническую депрессию.
  • 8% из них имеют девиантное поведение.
  • 500 подростков ежегодно совершают попытки
    суицида.

Источник: монография «Психическое здоровье: психогигиенические маркеры»



источник >>>

Страница: (Предыдущий)  1 ...  263  264  265  266  267  268  269  270  271  272  273  274  275  276  277  278  279  280 ...6473   (Дальше)